?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Подполковник с седыми усами отодвинул от себя тарелку с супом, придвинул мои документы. Полистал военный билет и ухмыльнулся.
- Пожарный, значит…
Вздохнул.
- Одна проблема. У нас пожарных, товарищ младший сержант, до х… до пупа, значит. Зачем еще один, - подполковник пожал плечами, -  да тем более, ты же с екатеринбургской учебки?
- Так точно.
- Знаем ваше обучение, знаем, - и по тону его нельзя было понять, то ли с хорошей стороны ему известна учебка в Екатеринбурге, то ли с плохой.
Лично я выбирал второй вариант. Учили  там спустя рукава, если честно. Однажды у нас даже случилось просто фееричное происшествие: загорелась сама пожарная каланча. Тушить было нечем, поскольку горели как раз средства пожаротушения. Над нами ржал весь город….
Подполковник потянул на себя трубку огромного красного телефона с дисковым набором.
- Петрович, тут новое пополнение Темрюков привез. Один боец. Младший сержант с учебки. С высшим образованием. Тебе оно надо?
- Блин, я Темрюка когда-нибудь убью, - пробурчала трубка в ответ, - Вот скажи, ему что, так нравится туда-сюда в Москву кататься? Что такое сержант с учебки и с вышкой – полгода у нас проваландается, и на дембель. И опять нового бери, учи? Да спасибо большое, нам такое счастье даром не нужно!
Подполковник положил трубку и подвел итог беседе:
- Значит, не нужен.
- Так что, товарищ полковник, мне обратно, на распредпункт уезжать? – спросил я, переминаясь с ноги на ногу.
Подполковник с удивлением посмотрел на свои погоны, где сияли по две большие звезды.
- Я пока что подполковник, а не полковник.
- Это по званию. А поскольку вы начальник части, то ваша должность – полковник, - лениво уведомил я товарища командира части. Лично мне было все равно, оставят меня в этой части, далеко в лесной глуши, или вернут обратно на распредпункт в Москву, куда я попал после долгого путешествия на поезде из Екатеринбурга. В какой-то мере сидеть там, под мостом на Красной Пресне было даже очень приглядно. Солдат спит – служба идет. Почему бы и нет?
Мой умный ответ, видимо, понравился начальнику части.
- Вот как. Ну что же, раз ты такой шаристый, то местечко мы тебе найдем где-нибудь. Не обратно же посылать. Есть взвод кинологической службы, есть взвод непосредственной охраны артиллерийских складов. Куда больше нравится – к собакам, или к снарядам?
- К снарядам, - сразу же ответил я. К собакам я особой любви никогда не питал. А со снарядами нас в учебке, где готовили на военных пожарных,  все же хорошо познакомили. В том плане, что если они внезапно загорятся, тушить их следует минуть пятнадцать. А затем, если не потушили – сваливать куда глаза глядят, пока не бабахнуло.
Вызванный рядовой срочной службы повел меня в сторону оружейки.
- Меня Михой зовут. Ты кто?
- Леха, - представился я.
- Тебя Темрюков привез?
- Ну да.
- И как он тебе? – тут Миха обернулся, я разглядел на нем потертую форму. Грязноватая подшива, неотглаженный китель. Сам он был слегка обросший, что было показателем – в этой части особо за внешним видом служивых не следят.
- Ну… - осторожно протянул я, - Странноватый он какой-то.
- Странноватый!? – вскинулся Миха, - Да он трахнутый на всю голову! В прошлый раз ему дали привезти из кинологического центра пять собак, так он нажрался прямо в вагоне, собак потом по всему поезду ловили. Слава Богу, хоть в намордниках были и дрессированные.
Я моментально представил эту картинку, поскольку недавно проходил мимо кинологического участка. Псины подняли жуткий вой. Каждая из них была больше похожа на медведя, чем на собаку. Слышно было, как почуяв чужого, они с остервенением ломились через жалобно стонущие прутья вольеров.
Как-никак, настоящие сторожевые….
Проходя мимо надписи «Штаб», Миха кивнул в открытую дверь и голосом опытного экскурсовода поведал:
- Тут сидит наш товарищ по взводу Макс. Гасево еще то. Пока мы таскаем бревна и мерзнем на охране объектов, он в тепле стучит приказы на компе. Ряху такую отъел, что мама не горюй.
За открытой дверью в глуби кабинета, у самого окна сидел за компьютером хмурый белобрысый солдат и что-то сосредоточенно выбивал на клавиатуре, щурясь в экран.  Миха махнул ему рукой, тот вяло ответил таким же жестом. Немедленно выглянул какой-то молоденький офицер с погонами лейтенанта.
- Чего пялитесь? Цирк? – пропел он тонким мальчишеским голосом и захлопнул дверь. На новичка внимания даже не обратил.
- А это командир нашего взвода товарищ лейтенант Степанов, - представил Миха. Благоразумно отойдя от двери на почтительное расстояние, добавил:
- Форменный классический неудачник. Деды рассказывали, что он попал к нам после того, как его из ГИБДД вытурили. Была, вроде, там такая занятная история. Он единственный в части не брал взяток. Над ним все смеялись из сослуживцев. И вот однажды не утерпел насмешек, остановил машину и сам взятку потребовал. И надо же было так случиться, что там ехала теща начальника ГИБДД…. Вот после этого его и…
Тут Миха сочным движением пнул воздух перед собой.
- Потом он пришел на контракт в военную часть. Вроде как до ГИБДД закончил военный артиллерийский вуз. А у нас как раз недобор, брали всех подряд и этого недоумка тоже взяли. Одна радость для Тетери, исполнительный, как китаец. В лепешку расшибется, но сделает показатели.
- А Тетеря у нас кто?  - деловито осведомился я.
- Наш командир части. Царь и бог этого захолустья.
Мы прошли перед дверью в столовую, где два дежурных из числа моих новых сослуживцев активно занимались тем, что фехтовали на швабрах.
- Рексы, опять косточку не поделили, - весело прокомментировал действо Миха. Рекс на армейском жаргоне – ефрейтор. Перетраханный солдат, недотраханный сержант. То бишь, ни рыба, ни мясо. Миха веско отвесил им нелестное определение:
– Московские типы, мутные, как все московские типы.
Мы прошли дальше по длинному коридору, прямо к выходу из административного здания. На выходе, в небольшой застекленной каморке сидел усатый худощавый офицер, погон рассмотреть не удалось из-за накинутого на шею широкого вязаного шарфа. Он увидел нас, простуженно просипел:
- Что, новенький? Давай, Алексей, божий человек, подходи, записывайся. Тут как раз после крайнего дембеля отличная ружбайка освободилась. Заполняй пока бумажки.
Мне записали в военный билет номер бронежилета. Я покривился, когда офицер вывел «бронежелет», еще раз покривился, когда он в качестве оружия указал РПК-74. Длиннющая такая дура весом под полдесятка килограмм. И бестолковая.
- Да чего ты жмешься, отличная техника. На хорошего пулеметчика весь взвод молится, - со знанием дела отметил офицер. Я поднял глаза на него, присмотрелся еще раз. Усатый, поджарый, лет под сорок-пятьдесят, точно не скажешь, поскольку моложавый. На гражданке мне приходилось плотно пересекаться с ветеранами-афганцами, они практически все были вот такой формации.
- Вы в Афганистане служили?
- Сам догадался? – хмыкнул довольно офицер.
- Так точно.
- Я тебя поздравляю, - сказал он спустя некоторое время, пошарившись взглядом в журнале. – Сегодня же ночью тебе придется заступать на дежурство, склады охранять. Ну да ничего. С тобой будет лейтенант Степанов, он подскажет, как и что.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
antonisakov
Jul. 6th, 2015 08:18 am (UTC)
Добавил в друзья, надеюсь на взаимность =) Пишу об истории и политике, но и не только))
( 1 comment — Leave a comment )